Море

Feb. 14th, 2012 12:09 pm
pipa_surinamska: (railway)
Плаваю я прилично. Но заходить в воду многие годы не люблю - не люблю, буквально, намокать. Не фобия, но явственное недомогание духа, дрожь плоти. Романтического кокона вокруг путешествий на воды мозг тоже давно не вьет.

Так почему море появляется во сне с неизменными интонациями?

Исступленная радость, утоленная тоска, обретение утерянного - буквы из алфавита моего снонамерянного счастья. Узнавание того, что море близко, рукой подать, всегда происходит вдруг, неожиданно, поперек рядового сна. Задник у декораций с хорошо прописанной бытовинкой падает - и за ним переливается неоглядная шелестящая громада. И тогда я бегу - по тропинке вниз; или вдоль облупившихся деревянных заборов, а потом направо; или карабкаюсь по крутой улочке наверх и наискосок; и не передать того, что чувствую, когда настигаю море, впадаю в него несамодостаточной рекой.

Ощущение возвращения туда, где должно быть, и неожиданность разверстывания моря перед нечаявшим его глазом роднит эти сны с другими. В них я (тоже всегда неожиданно) возвращаюсь домой, в Буденновск, в длинный дом, где все голубое, аквамариновое, бирюзовое - ворота, ставни, стены, наряды бабушки.

Неудивительно поэтому, что и море частенько разворачивается в месте, где на картах реальности располагалось озеро, Буйвола, - быстроногой дорогой вдоль облупившихся деревянных заборов, а потом направо, где пляж.
pipa_surinamska: (Default)
Не раз уже пыталась нащупать плиту посредине солнечного озера детства, но нога скользит, рука промахивается мимо ржавого, в зеленых сережках водорослей кольца, за которое можно было поймать равновесие, и я лечу обратно в воду теперешнего тридцатилетнего разлива. Детство размывается, уходит в сонно-снотворную зону недобытия, в которой все подлежит сомнению. На городском пляже с деревянными лавками под единым, длиной в десятки человек тентом до купальника раздевается подружка, поводя рано развитыми боками-грудьми. Но невозможно достроить воспоминание до следующего эпизода - прервался ли сон, или явь уставилась в смущении в другую сторону.

Нет никаких гарантий, сургуч памяти распечатан нелюбопытной рукой, собственные пальцы начинают просвечивать. Клавиши, можно вообразить, сами выстукивают нелепую теорию: детства становится тем меньше, чем меньше остается в живых его свидетелей.
pipa_surinamska: (Default)
Под городом моего рождения и детства - Буденновском - покоится село Покойное. Ничего гоголевского, если вдуматься. Но определенный жизненный тонус жителям название пожалуй что задает.

В настоящие минуты к селу под невеселым, но умиротворяющим названием подплывает ядовитое облако, выплюнутое взорвавшимся буденновским химзаводом. По заверениям МЧС, оно не угрожает покою насельников села Покойное и самого Буденновска.

Пятнадцатью годами раньше то же "режимное предприятие" превратило огромное и сверкающее озеро моего детства (чьей-то животноводческой фантазии обязанное названием Буйвола) в черную клокочущую жижу. По ней в годы перестройки проплывал пароходик с рестораном. Настоящее название последнего я запамятовала, но ретроспективно следовало бы его заменить на Пир во время чумы или проще - на Маленькую трагедию.
Page generated Sep. 21st, 2017 03:11 am
Powered by Dreamwidth Studios